?

Log in

Является ли «ИГИЛ» агентом США?

« previous entry | next entry »
фев. 11, 2015 | 11:58 am

На фото Джон Маккейн во время своего пребывания в Сирии. Между Маккейном и крайним слева предположительно стоит, так называемый "Абу Бакр Багдади" (Фото: Voltairenet).

Это перевод аналитической статьи Аднан Хана (Adnan Khan) "ISIS a US proxy?" опубликованной на RevolutionObserver.com, в оригинале статья приведена со сносками на источники. Перевод от mirislama.com.

«Jane's intelligence» («Джейн'с интеллидженс ревью») – солидное издание, специализирующееся на вопросах глобальной безопасности, опубликовало недавно новые факты проведения совместных операций группировки «ИГИЛ» с режимом Башара Асада. Издание указывает, что 64% от всех зарегистрированных атак «ИГИЛ» в Сирии за прошедший год (с 21 ноября 2013 по 21 ноября 2014) были направлены против других исламских группировок. Только 13% от всех атак «ИГИЛ» за тот же период были направлены против сил Асада. Издание также указывает, что среди авиаударов со стороны сил Асада более 2/3 от всех бомбардировок не были направлены против «ИГИЛ». Из 982 операций со стороны сил Асада, проведенных в течение года, только 6% были непосредственно направлено против «ИГИЛ».

Действия «ИГИЛ» с самого начала появления этой организации на арене сирийской борьбы вызывали у многих людей большие подозрения в координации между ними и сирийским режимом. Мы продолжаем получать от наших читателей многочисленные вопросы о том, является ли организация «ИГИЛ» агентом США, вопросы о существовании сговора между «ИГИЛ» и режимом Асада. В связи с этим, мы решили, что пришло самое время для того, чтобы проанализировать подобные обвинения и подозрения. Теперь актуальность подобных исследований повышается ещё и с появлением постоянных сообщений о том, что «ИГИЛ» и военные Асада в большинстве случаев избегают друг друга на поле боя, не ведут боевых действий друг против друга.

Происхождение «ИГИЛ» в его нынешнем виде никому не известно и покрыто пеленой тумана, и, вероятно, уже поэтому у многих появляются подозрения в отношении происхождения организации. Примечательно то, что все высшие руководители сегодняшнего «ИГИЛ» были собраны в лагере Кэмп-Букка в 2004 году в разгар мятежа против коалиционных войск во время войны в Ираке. Британская газета The Guardian опубликовала эксклюзивное и основательное исследование в «ИГИЛ» 11 декабря 2014 года, в котором взяла интервью у старших командиров «ИГИЛ». Один из командиров «ИГИЛ» Абу Ахмад подтвердил, что Соединенные Штаты, открыв подобную тюрьму, предоставили им уникальную возможность:

- «У нас никогда не могло быть такого - ни в Багдаде, ни где-нибудь еще, - чтобы собраться всем вместе вот так, как здесь. Это было бы невероятно опасно. Здесь мы были не только в безопасности, но мы находились только в нескольких сотнях метров от всего руководства Аль-Каиды».

Абу Ахмад объяснил, как был организован лагерь Кэмп-Букка. Большая часть заключенных – людей Багдади - около 24 000 мужчин, были разделена на 24 поселения. Тюрьма была организована по строго иерархической системе, вплоть до униформы единой цветовой гаммы, как у Телепузиков (персонажи детской телепрограммы — прим. перев.), которая позволяла как тюремщикам, так и пленным опознавать место каждого заключенного в порядке иерархии.

Примечательно, что когда организация «ИГИЛ» начала бесчинствовать в регионе, она полностью находилась под руководством именно тех людей, которые содержались в американских центрах содержания во время американской оккупации Ирака. Багдадский аналитик Хишам аль-Хашим приводит данные об оценке иракского правительства, которое заявляет о том, что 17 из 25 наиболее значительных лидеров «ИГИЛ», ведущих войну в Ираке и Сирии, содержались в тюрьмах США в период между 2004 — 2011 годами.

К декабрю 2004 года Абу Бакр аль-Багдади был признан руководством американской тюрьмы "не представляющим никакой опасности в дальнейшем", после чего было получено официальное разрешение на его освобождение.

— "К нему очень уважительно относились в армии США", — говорит Абу Ахмад, — "Если он хотел посетить людей в другом секторе лагеря – то он мог это сделать когда захочет, но нам такое не позволялось". Фактически, в тюрьме все авторитеты организации «ИГИЛ» встречались регулярно. Наиболее важными людьми в Букка были те, кто был близок к Заркави. Но главный вопрос заключается в том, как «ИГИЛ» удалось превратиться из тюремной банды в главную боевую организацию на мировой арене?

Вполне вероятно, что разгадка кроется в баасистах Саддама Хусейна, которые потеряли все после свержения Саддама. К 2008 году встречи между теми, кто мог бы сформировать «ИГИЛ» и баасистами стали частыми. The Guardian указывает, что один из командиров «ИГИЛ» Абу Ахмад, подтвердил: "Эти встречи стали иметь место гораздо чаще - и многие из них происходили в Сирии".

Вообще Башар аль-Асад имеет долгую историю вооружения и поддержки джихадистских групп - для своих собственных стратегических интересов, разумеется. В мае 2006 года министерство обороны США в ежеквартальном отчете, названным "Оценка стабильности и безопасности в Ираке", указало:

"...Сирия продолжает предоставлять убежище, пограничный транзит и ограниченную материально-техническую поддержку некоторым иракским повстанцам, особенно бывшим членам иракской партии Баас эпохи Саддама. Сирия также позволяет бывшим представителям иракского режима реализовывать свой план, так что Сирия к настоящему моменту стала важным организационным и координационным центром для представителей бывшего иракского режима. Хотя сирийские службы безопасности и разведки продолжают задерживать и депортировать связанных с Ираком боевиков, Сирия остается основным шлюзом для иностранных бойцов в Ирак... ".

Существуют ещё более убедительные улики сговора между сирийским режимом и организацией «ИГИЛ». The Guardian регулярно брала интервью у генерал-майора Хусейн Али Камаля, директора разведки в Ираке, вплоть до его смерти в начале 2014 года. Одной из его обязанностей было обеспечение безопасности Багдада от террористических атак. Камаль, которому в 2012 году был диагностирован рак и который умер в начале этого года, разрешил журналисту The Guardian опубликовать содержание их разговоров. Журналист The Guardian подтвердил, что когда он впервые встретился с Камалем в 2009 году, тот занимался расшифровкой записей, которые были сделаны весной 2009 года на двух тайных встречах в Забадани, что недалеко от Дамаска. Камаль подтвердил в своем интервью The Guardian, что иракские джихадисты, сирийские чиновники и баасисты из обеих стран - из Ирака и Сирии, объединились друг с другом: "На встрече в Забадани у нас в помещении был "жучок". Он является наиболее чувствительным источником, который мы когда-либо имели. Насколько нам известно, это был первый прецедент, когда произошло совещание такого стратегического уровня между всеми этими группами. Это знаменовало собой новую точку в истории".

В марте 2010 года иракские спецслужбы, арестовали одного из командиров «ИГИЛ» по имени Мунаф Абдул Рахим аль-Рави, который был известен как один из главных командиров группы в Багдаде, и он являлся одним из очень немногих людей, которые имели доступ к руководителю «ИГИЛ» на тот момент, Абу Умару аль-Багдади. Три главных органа разведки Ирака договорились, чтобы подсунуть подслушивающее устройство и блок слежения GPS (определитель места расположения) в цветочный горшок, доставленный в укрытие Абу Умара. В убежище Абу Умара не было подключения к Интернету или телефонных линий - все важные сообщения "туда" и "оттуда" доставлялись всего тремя мужчинами. Одним из них был Абу Бакр аль-Багдади.
Гибель Абу Умара аль-Багдади и Абу Аюба аль-Масри освободила роли, которые были быстро заняты бывшими выпускниками лагеря Кэмп-Букка — они готовились к этому моменту еще со времен их пребывания в тюрьме на юге Ирака. "Для нас это была академия, - говорит Абу Ахмад, - но для них - для старших лидеров - это была школа управления. Там не было вообще незанятости, все люди подвергались воспитанию в тюрьме".

Скандальную репутацию организация «ИГИЛ» получила с завоеванием Мосула. Мосул - крупнейший город в Ираке после Багдада, является столицей провинции с населением около 1,8 млн. Математика была проста. Численность войск иракской армии составляла 250 000 человек, а ее противник «ИГИЛ» имел где-то около 1500 человек. У иракской армии были танки, самолеты и её солдаты прошли американскую подготовку. «ИГИЛ» никогда не применял танки или самолеты. В самом Мосуле было размещено два армейских подразделения. Это было около 30 000 военнослужащих, было также 10 000 сотрудников федеральной полиции, 30 000 сотрудников местной полиции и, вероятно, какие-то иранские офицеры из бригады «Аль-Кудс». Вопрос заключается в том, как вооруженные силы с более чем в 15 раз большим количеством солдат, чем 1500 человек «ИГИЛ», умудрились оказаться побежденными?

Следует заметить, что официальные лица иракской армии были осведомлены о предстоящей атаке «ИГИЛ». Генерал-лейтенант Махди Гарави командир из провинции Найнава (столица которой — Мосул) подтвердил в нескольких интервью то, что в конце мая 2014 года, иракские силы безопасности арестовали семерых членов «ИГИЛ» в Мосуле и узнали, что группа планировала наступление на город в начале июня. Гарави запросил у премьер-министра Нури аль-Малики наиболее надежных командиров для подкрепления. Военное командование посмеялось над запросом.

Нападение на Мосул началось 6 июня 2014 года. Боевики «ИГИЛ» атаковали Мосул с северо-запада в составе колонн пикапов. Бои в самом городе продолжались в течение 3 дней до тех пор, пока солдаты иракской армии не отступили и не бежали. Есть, однако, масса фактов того, что солдаты и сотрудники службы безопасности утверждали в интервью, что они вовсе не бежали с поля боя - они получили от командования прямой приказ отступать. Амир аль-Саади, солдат одного из подразделений иракской армии в Мосуле, рассказал о тех событиях следующее: "Армия была выведена из Мосула и этот вывод войск лежит на ответственности вышестоящих командиров. Ответственный офицер сидел в своем кабинете, когда я пришел с некоторыми другими солдатами. Он сказал нам, что он получил приказ выйти из города как можно быстрее. Когда он это сказал, мы на самом деле подумали, что он шутит. Но он не шутил. Итак, мы вышли и сообщили остальным о приказе. После мы покинули базу, сменив наши военные мундиры на штатскую одежду". Генерал-лейтенант Махди Гарави подтвердил, что только три человека могли бы дать окончательный приказ:

• Абуд Канбар - в то время заместитель начальника штаба Министерства обороны;
• Али Гайдан - командир сухопутных войск; или
• сам Малики, который лично руководил своими самыми высокопоставленными офицерами из Багдада.

«Тайна того, кто решил сдать Мосул, - говорит Гарави, - известна этим троим людям». Гарави утверждает, что решение Гайдана и Канбара оставить западный берег Мосула, вызвало массовые дезертирства, как только солдаты догадались, что их командиры бежали. Все свидетельства указывают, что Мосул не был бы брошен, но приказы, полученные солдатами, требовали не только покинуть город, но также бросить всю боевую технику, снаряжение и материальную часть.

Дело в том, что Малики, как только стал премьер-министром Ирака, консолидировал и централизовал все ключевые министерства и ведомства в свои руки, поэтому решение сдать город могло исходить только от самого Малики. И так как это действие значительно ослабило его позиции в Ираке и, особенно, среди его народной базы, он рисковал потерять поддержку шиитов, значит он мог сделать это только в одном случае: если давление исходило от США. Больше никто не обладал таким влиянием на Малики, чтобы заставить его принять подобное решение. Организация «ИГИЛ» практически уничтожила революцию в Сирии своими действиями после провозглашения т.н. «Халифата». И оружие, и снаряжение, и деньги, полученные от Мосула оказались главными инструментами этого.

Действия «ИГИЛ», после того, как они объявили свой т.н. "Халифат", стали причиной раскола в единстве повстанцев. Это потому, что псевдогосударство «ИГИЛ» строится исключительно на агрессивном силовом методе управления. «ИГИЛ» пытается обеспечивать социальный контроль путем устранения всякого сопротивления. Большая часть информации, поступающей из Мосула и из Сирии является то, что все проблемы решаются лишь путем наказаний, включая смертную казнь.

Багдади сказал следующее про шиитов: "Аль-Каида хочет укрепить связи с шиитами. Они думают, что шииты являются их братьями, даже несмотря на то, что они делают такфир на всех сахабов и они считают, что Коран искажен. И, тем не менее, Аль-Каида хочет наладить с ними связь. Когда «ИГИЛ» берет город - вам лучше или оставить шиизм, или умереть. «ИГИЛ» не может принять джизью от них. Они сочинили религию по новому, так что никакой джизьи от них не может быть взято". Исполнение Ислама в понимании «ИГИЛ» включает в себя реализацию только их собственного понимания вероучения, и в результате этого многие оказались обвинены вероотступничестве за принятие позиции, отличной от «ИГИЛ». По этой причине были установлены суды, и любое выступление против порядков и постановлений «ИГИЛ» рассматривалась как бунт, а отдельные лица и группы наказываются смертной казнью. В то время как все повстанческие группировки воевали с режимом Асада и стремились взять Дамаск, «ИГИЛ» был больше сосредоточен на захвате уже освобожденных территорий, чем на борьбе с режимом Асада.

Обвинения в сговоре между Асадом и «ИГИЛ» последнее время звучат все чаще и чаще. Анализ базы данных JTIC (Jane's Terrorism and Insurgency Center) на региональном уровне показал, что в Алеппо за год вплоть до 21 ноября было совершено 238 операций против повстанцев, но только 14 из них были направлены против «ИГИЛ». На оплот «ИГИЛ» город Ракку было совершенно 22 атаки, но только половина была нацелена на «ИГИЛ».

«ИГИЛ» же в свою очередь предпочел провести большую часть последних нескольких месяцев в боевых действиях в Кобани, (который имеет очень небольшое стратегическое значение и имеет нулевое присутствие режима Асада), чем сражаться в Алеппо, который находится под интенсивными атаками режима. Юсуф Абу Абдулла, один из лидеров «Армии Муджахидов» в Алеппо, рассказал, что когда его бойцы начинали атаковать базы режима, то на них начинали нападать боевики «ИГИЛ». Это вынуждало их отходить и сражаться с «ИГИЛ» вместо армии Асада. Военно-воздушные силы Асада даже не рассматривали в качестве целей большие лагеря «ИГИЛ» в разных частях страны. Также многие перебежчики из армии Асада отметили, что несколько полевых командиров «ИГИЛ» являются бывшими военными или разведчиками сирийской армии. А торговля нефтью и газом между «ИГИЛ» и режимом Асада уже давно стала обыденным явлением.

Повторное вторжение США в Ирак, а затем и в Сирию изначально было под большим сомнением. Однако «ИГИЛ» начали с Ирака, постоянно переходя через ирако-сирийскую границу. Они передвигались в составе колонн грузовиков, но так и не были атакованы со стороны США. Более того, США дали «ИГИЛ» прикрытие, когда они атаковали в Сирии новую группировку, известную как «Хорасан», которая, как говорят официальные лица, «замышляет в скором времени нападение на территорию США». Странно, что история о Хорасане практически отсутствует, в открытом доступе и американские официальные лица никогда не упоминали о группе, кроме как за неделю до начала ударов по Сирии. Группа, численность которой оценивается в 50 бойцов, вдруг стала серьезным поводом для военного вмешательства, хотя воздушным налетом на 23 сентября 2014 года убито уже 30 из них.

Эндрю МакКарти, бывший федеральный прокурор по борьбе с терроризмом, подчеркнул в журнале National Review: "Вы никогда не слышали о группе Хорасан, потому что таковой не существует. Это название администрация придумала, рассчитывая, что "Хорасан" имеет какое-то отношение к фольклору джихадистов, так что никто не сказал бы, что это придумал президент".

Харакат Хазм (боевая бригада в Сирии) подчеркнула, что авиаудары со стороны США в основном преследовали целью уничтожение Джабхат аль-Нусры (одна из крупнейших боевых бригад в Сирии), и усилия приложенные к этому были очень значительными. Однако усилия, приложенные США к уничтожению «ИГИЛ» на самом деле были мизерными, и уж совсем не было никаких усилий, чтобы уничтожить Асада. Это заявление является очень важным, так как Харакат Хазм, которая в союзе с ЦРУ поддерживала Свободную сирийскую армию, была одной из первых повстанческих групп, которая приняла противотанковые ракеты США. Это фактически делает их одними из самых надежных предполагаемых союзников Америки в сирийском конфликте.

Соединенные Штаты пытались помешать революции в Сирии с самого первого дня его начала. Несмотря на то, что они оказались в состоянии перенаправить другие революции «Арабской весны», они не смогли это сделать в Сирии, где люди сохранили свою исламскую ориентацию в почти апокалиптических условиях. Бывшие американские заключенные решились на создание т.н. «ИГ», и в рамках этой организации они добились гораздо большего, чем удалось когда-либо достичь США. Всем очевидно, что приоритетом для «ИГИЛ» в Сирии было завоевание территории, а не борьба с режимом Асада, что в итоге невообразимо ослабило борьбу повстанцев против Асада. Удивительно, но в течении всего этого периода Асад просто сидел и наблюдал, как повстанцы сражаются друг с друг с другом на севере Сирии, а также наносил удары по ослабленному повстанческому фронту, когда появлялась такая возможность.

Существует только одна сторона, которая выиграла от неожиданного подъема «ИГИЛ» и того, что они натворили. И это США, которые изначально изо всех сил старались сорвать революцию в Сирии.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

Comments {0}